• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:15 


01:15 

Вера Воробьева ( написала в Одноклассниках)

Война.Как страшно.Уменя разбило дом в г Горловка Никитовский район Ртутный комбинат 18.01.2015г.В январе 2017г ровно 2 года, а Войне вот уже 925 дней и никто никому не может уступить.Горловка -Моя Родина и этот город никому не нужен.Я тоже своему городу не нужна .Я отработала тридцать лет и ни одному чиновнику я не нужна В 53 года начинаю жить отнулевого отсчета.У меня был дом,который мы купили сами.Работали на двух работах и муж и я. В доме было асе.Теперь мне негде жить.Я нигде никому не нужна.

В России мы иностранцы.

В Украине сепаротисты.А почему,а потому что мы родились в Горловке.Наши родители отработали на ш Изотова 50 лет.Как страшно жить.

01:11 

ОКА ТУТ САЛАТИКИ ЕДИМ ..

...3 января прокуратура передает в суд дело жителя Даугавпилса, бывшего ополченца Донбасса Артема Скрипника. К прежним обвинениям в «незаконном участии в боевых действиях за пределами Латвии» добавились новые — преступления против мира и человечества, участие в актах геноцида, военные преступления. Адвокат обвиняемого Имме Янсоне — Обвинение против моего подзащитного изначально было очень шатким ... статья 77 Уголовного закона ЛР, которая наказывает за самовольное участие в боевых действиях за рубежом, была принята лишь феврале 2015 года (и обратной силы не имеет). Осенью 2014 г. он получил тяжелое ранение под Луганском, после чего просто физически не мог воевать, рука и нога у него до сих пор частично обездвижены ... поэтому прокуратура, хватаясь за соломинку, прибегла к статье 89 прим, часть вторая, которая карает за преступления против мира и человечества, участие в актах геноцида, военные преступления. Статья предусматривает очень суровое наказание: минимальное — 10 лет лишения свободы, «потолок» — пожизненное заключение.

Житель Даугавпилса Артем Скрипник был задержан Полицией безопасности на территории Латвии в феврале 2016 г. и помещен в Рижскую центральную тюрьму, где находится по сей день.

moder2016.livejournal.com/feed/

17:29 

5.01.16. Сообщение от донецкого блогера "Дорн-Ф".

"В Сети помимо официального и бодрого "1200 обстрелов, потерьнет, укроп массово мерзнет и дезертирует" бродят маловнятные ..слухи, проще говоря сообщения в соцсетях отдельных людей, в основном с прифронтовой зоны, где боятся подвала и кураторов, мягко говоря глупо:

"Вооруженные силы Украины снова пробуют применить свою излюбленную тактику продвижения в «серой зоне», на этот раз в районе Донецкой фильтровальной станции. Началось всё с вылазок ДРГ, но после того, как одна из групп попав на минное поле, понесла потери(речь идет о том самом «Козаке»), украинские полководцы решили перейти к более масштабным действиям. В последнее время украинские подразделения начали занимать позиции вплотную к фильтровальной станции."

Что это означает объяснять не надо - коллапс Донецка. Собственно говоря верится - безнаказанные пэрэмоги в районе Дебальцево просто были обязаны подвигнуть ВСУ на новые подвиги, а лучшего удара по Республикам чем водомор не существует. Риторический вопрос - какой идиот позволил находится стратегически важному объекту на линии разграничения не задаю, лучше процитирую Беса после знакомства с российским генералом Ленцовым:
"А он точно не за укров а за нас?"

Частично первый слух подтверждают вчерашние сообщения в Твиттер:

Ясин. Мне страшно. Такое чувство, что бой в городе!

Люди не писала. Но у нас пи@дец какой-то

Бои там идут беспрерывно, и вполне логичным финалом для Киева, станет попытка захвата столь важного объекта.

Отдельные слухи по Горловке, в которой по сообщениям официоза давно наладилась сытая мирная жизнь:

"в Горловке все шахты заморозили.
Всё слишком просто, каждый день разбитые дома и убитые, о военных не буду писать
Очень тяжело наблюдать быт раненых, у меня пока всё на месте, а они... здоровье положили за нас, а они и нахуй не кому не нужны (почти)"

Но конечно же в это верить не надо, надо верить в войнынет, потерьнет и фсех переиграл...

Слухи слухами, а одно ясно точно, этот кровавый цирк вечен не будет и окончится кровью, при чем кровью тем большей, чем надольше оттянут развязку. "

23:13 

РЕПОСТ! РЕПОСТ! РЕПОСТ!!!
После нашумевшего письма Ангела black-i-alex.livejournal.com/910543.html в роли потерпевших
оказались узники донецкого СИЗО,
коих там две тысячи, порядка 800 граждан РФ.

России на них... ругаться не будем... а на неграждан- вовсе...
Спрашивают: Что делать? Да хоть что-нибудь!
Ребят подбодрить, власти напомнить.
Как напомнить? Писать уполномоченной по правам человека РФ. ombudsmanrf.org/ombudsman/content/bio
Форма обращений там есть. ombudsmanrf.org/contact/content/cases

Про граждан ДНР- уполномоченной по правам человека ДНР. ombudsmandnr.ru/
Снять видеообращение, разослать по сетям, но не молчать.

Ну и помогать им и семьям.
Ну вот, напимер, послать хоть по мандаринке из новогодних запасов
вот этим замечательным детям.


Их отец Олег Орчиков третий новый год встречает вдали от пятерых детей.


Среди прочитавших этот пост наверняка найдется его сослуживец, хороший знакомый, которому он когда-то помог, а таких людей ведь немало . А если это вы, то позвоните другим, напишите в соцсетях. Ведь для этого нужно две минуты. Зайти в банк и отправить перевод на 10, 20, 50,... сколько не жалко. Несколько кликов.

Номер карты жены Олега: 4276 8770 1742 5711
Елена Орчикова

Скрин карты недоверчивым могу выслать.

Зачем им столько мандаринов?
Ну обменяют на книги и подарят папе,
они же знают, что папа любит читать, а библиотека не предусмотрена.
Ну или как-то ещё порадуют отца.
А может передадут другим детям других пап.

И добрые слова в комменте на перевод.
Вашими мандаринками и улыбками детей небо над Донбассом станет светлее,
как и настроение у пап, братьев, сыновей, волей судьбы встречающих Новый Год вдали от дома.

Если кого интересуют подробности, то посты о том,
кто он, почему там и все остальное найдете в постах ниже.

black-i-alex.livejournal.com/914086.html?utm_so...

11:07 

Теперь фЕкальное шествие и в Славянске............... ну что же, Путин знал, зачем останавливал наступление перед пустым Мариуполем и не дал дойти до Славянска и Краматорска, не даром путиноиды любят повторять мантру - Путин знает, что делает - тут с ними не поспоришь.................
Из комментариев.

00:46 

Будни гауляйтера: Почему в Красногоровке сожгли оккупантов

Вот такой у Красногоровки гауляйтер, который из кожи вон лезет, не знает, каким еще способом заставить местных зомби любить украину. А местные в ответ бани с нацистами жгут.

Обыкновенный нацист и оккупант (фото)

На днях появилась реально жесткая новость: в Красногоровке (под Донецком) местные жители настолько осерчали на постоянные издевательства украинских оккупантов, что подожгли баню с отдыхающими нациками, итог — три трупа.

Почему это произошло именно в Красногоровке, а не, скажем, в Константиновке или Славянске? А например потому, что именно этому населённому пункту «посчастливилось» получить в гауляйтеры (поселок находится в ведении военной администрации) такого отпетого людоеда как Олег Ливанчук.

Вдумаемся в слова текста «Русской весны»: «На подконтрольных ВСУ территориях местные жители, доведенные до отчаяния беспределом со стороны украинских карателей, связанным с выселением граждан из жилищ и мародерством, вынуждены пойти на крайние меры по самообороне и противодействию противоправным действиям украинских боевиков». Поверьте, там есть, от чего впасть в отчаяние – и давайте дадим слово самому Ливанчуку, который с подлинно оккупационным бесстыдством хвастается, как он мучает, унижает и гнобит местное население. Никаких преувеличений – только прямая речь из интервью, которое (вот ирония судьбы!) появилось ровно за день до народного самосуда, ну и немного наших комментариев.

Начнём с того, как Ливанчук, будучи назначен главой военно-гражданской администрации Красногоровки, «сработался» с теми, кто помог ему делать первые шаги в новой должности:

«Я когда приехал, меня встретила женщина, зам мэра по социальным вопросам Ирина Журавлева. Я ее потом, кстати, уволил. За сепаратистские настроения.

— Ого…

— Да. Но она меня тогда встретила. Она знает местных. Она работала здесь. Месяца три она мне хорошо помогала. Помогала собрать коллектив. Мне же нужен и специалист по земле, который раньше работал, и те, и те… Приглашали, беседовали, собирали коллектив. Организовывали все потихонечку».

А как организовали и всё заработало – пошла вон, сепаратистка.

Ливанчук делится, так же как и безумный Кива, секретами своей методики воспитания патриотизма. Только если Кива только планировал и предлагал «заставлять любить Украину», то гауляйтер Красногоровки давно поставил этот процесс на поток:

«Нам их перевоспитывать надо очень долго. Не работают наши спецслужбы. Тут людей надо заставлять любить Украину силой.

— А это как — заставлять любить силой?

— Очень просто. Хочешь получить буржуйку? Люби Украину. Пиши сочинение. Знаешь, как у меня директора школ пишут сочинения о том, как они любят Украину?

— Серьезно? — Я их так воспитываю. Говорю: не дай Бог услышу в школе русский язык (хотя сам по-русски разговариваю) — выгоню нафиг! «Мы любим Украину», — говорят. Любите? Сели и написали сочинение! Завуч одной из школ как-то квакать начала, что это из-за наших солдат их обстреливают. Я ее заставил написать объяснительную. Она написала. Я посмотрел — а где, говорю, в этой объяснительной о том, что ты не любишь Захарченко? Что он виновен в этой войне и так далее?.. Отправил ее. Через двадцать минут заносит — Слава Украине! Героям слава! А потом она у меня отрабатывала: две недели ходила с флагом. Все мероприятия — а она с флагом ходит. Сепарка. Жесткая. В итоге нервы у нее не выдержали — написала на увольнение. А сейчас я вот в школу захожу, а они все — на украинской мове говорят. Я их разрываю тут за это».

Тут чудовищно (даже саркастичное «прекрасно» в кавычках здесь выглядело бы почти кощунством) всё: и шантаж замерзающих зимой без буржуек людей «любовью к Украине», и апелляция к спецслужбам, которые только и способны воспитать «патриотизм», и омерзительные унижения учителей, которые направлены на доведение до увольнения, и, конечно, «не дай Бог услышу в школе русский язык (хотя сам по-русски разговариваю) — выгоню нафиг!». Господи, и этот дуболом, этот кретин, идиот, имбецил реально думает, что так он УВЕЛИЧИВАЕТ в замордованных людях любовь к Украине?!!!

А вот про еду:

«Я бы на месте всех фондов так сделал. Это ж мы добились такого. А то они же бесплатно раздавали. Сейчас мы с «Красным Крестом» воюем по этому поводу. Вы делаете хорошую программу, раздаете людям деньги — так давайте делать это не просто так. Я понимаю, просто так — инвалидам лежачим, малообеспеченным, многодетным, которые не могут реально… А всем остальным, если вы хотите дать — давайте только за работу. В городе работы много. Недавно вон мы парк расчищали за ваучеры. Много чего делали».

То есть, горожанам разрушенного, обесточенного, лишенного газа и воды города международные фонды привозят продукты. А Ливанчук: э, нет! Даром не дадим! Поработайте сперва! А то ишь ты, зажрались! А не было бы работы – плясать бы заставлял или отжиматься. Из педагогических соображений. Чтобы знали, от кого тут всё зависит.

Парадоксально, но почему-то все эти старания не дают результата (сюрприз, не правда ли?):

«Есть здесь и проукраинские люди. Есть. Но на весь город я, может быть, человек 50 знаю тех, кто за Украину.

— Из десяти тысяч?

— Из десяти тысяч. Простейшее. Вот мы на мероприятия собираемся — День вышиванки, День флага, другие государственные праздники. Человек десять могут взять флаги наши, символику нашу. Остальные — нет».

Вот же ж вата неблагодарная! Вот зомби какие! Мы их и без буржуек оставляем, и увольняем, и оскорбляем – а они не любят нас! Не берут флаги наши, символику! Бессердечные! Мы для них всё, а они!.. А вообще, конечно, оцените степень ненависти, если из десяти тысяч «за Украину» — всего полсотни. Ей-Богу, да даже в Великую Отечественную порой в таких поселках было предателей больше, чем сейчас!

Ну и, разумеется, откровения подлинно нацистского евгениста о причинах «порченности» местного населения:

«Восточная Украина — это Сумщина, Харьковщина. Слобода. Что такое слобода? Это нейтральная территория между двумя государствами, куда высылали маргиналов и преступников. А гены ж не поменяешь. В генах многое зарождается. Вот тебе и генофонд. Его выводить надо, его размешивать надо. Хоть это жестоко, но надо реально на вещи смотреть… Всех зеков сюда направляли. Нигде они не нужны были в нормальных городах — их сюда. Вот тут и родилось это поколение. Одно, второе, третье, четвертое…».

«Одно, второе, третье, четвертое» — это даже не «пять с плюсом», это – «шесть баллов». Ливанчук всерьез полагает, что правнук (правнук!!!) какого-то заключенного (хотя он, как бы то ни было, несет бред – Донбасс не Колыма и не Туруханский край) сейчас не любит Украину из-за своего прадедушки. Что характерно, нацисты в Третьем Рейхе тоже чистоту крови считали «до прабабушки». «У дураков мысли сходятся».

Не пройдём мимо и такого интересного вопроса как обстрелы:

«— Влияет ли на отношение людей к Украине здесь то, что их в течение всего этого времени обстреливают со стороны Донецка? Меняется это отношение?

— Нет, не меняется. Вообще. Стреляет Украина. Они называют нас «Украина». Они — непонятно кто, а мы — Украина. Приходишь, показываешь: видишь, откуда прилет был? Ну как Украина?! Молчат».

А так – Украина. Так же как и жители разрушенного отнюдь не только немецкими бомбами Сталинграда понимали и твердо были уверены, что виновата в разрушении родного города только и исключительно Германия – как оккупант, разжигатель войны и захватчик. Это, без преувеличения, высочайшая сознательность жителей Красногоровки, которая выше всех плоских «вот оттуда прилёт был». Был, может, и оттуда, а виноваты всё равно вы, твари.

Кстати, про «откуда прилёт был» — Ливанчуку миссия ОБСЕ категорически не нравится:

«Сейчас они ездят сами. Фиксируют и пишут в отчеты то, что им надо. Не так, как оно есть на самом деле. У меня есть их отчет по правам человека. Можете его почитать, изучить, если хотите. Но лично мне он неинтересен, потому что там — одно вранье. Там ничего интересного для меня уже нет. Там Украина во всем виновата. Отчеты пишут нереальные, обманчивые.

— Можно что-то с этим сделать? Государство что-то может?

— Ничего. Это — международная миссия. Мы их пригласили для того, чтобы они содействовали в прекращении огня и промониторили ситуацию, сколько россиян здесь находится… А они практически не пишут, что здесь есть российские войска».

Вот негодяи медународные! Не пишут того, что надо Ливанчуку! И он даже ничего с ними сделать не может! Жалко мужика!

Ливанчук – настоящий гуманист. Готов всех понять и простить:

«— Как считаете, что делать с теми, кто на референдум ходил?

— Только фильтровать. Только садить. Только через суды. Сначала надо поменять судебную систему, чтобы она была объективная. И все. Судить, судить, судить. Кому-то реальный срок, кому-то — условный. Но чтоб это ложилось на них на веки-вечные».

Даже у страшного и ужасного Рамзана Кадырова не додумались до такого, хотя уж, казалось бы, в Чечне 10-15 лет назад посадить можно было вообще всех… Но куда там самому недемократичному региону России до самой демократичной «цеевропы»!

Вот такой у Красногоровки гауляйтер, который из кожи вон лезет, не знает, каким еще способом заставить местных зомби любить Украину. А местные в ответ бани с нацистами жгут. Круговорот любви к Украине в Донбассе.

Григорий Игнатов

23:11 

Волонтерша

Багровое солнце садится
В такой же багровый закат,
Маршрутка дорогой проселочной мчится,
Еще возвращаться назад.
Мелькает район незнакомый,
Я здесь никогда не была,
О том, что наш город настолько огромный -
Представить себе не могла!

Волонтерша, волонтерша,
Два пакета, три узла.
Бреду косолапо
В задрыпанных тапках,
И ноша моя тяжела,
Тяжела...

Объява висит в интернете,
И люди на помощь придут,
Кто куртку, кто свитер, а то и продуктов
С ахметовской гумки дадут.
Везешь то туда, то обратно,
То ближний, то дальний маршрут,
Макеевка, Моспино, Гладковка, Ларинка -
Люди повсюду живут.

Волонтерша, волонтерша,
Два пакета, три узла.
Бреду косолапо
В задрыпанных тапках,
И ноша моя тяжела,
Тяжела...


Темнеет, огни зажигаются,
Кресты на оконном стекле,
Но свет пробивается - жизнь продолжается,
Горько и радостно мне.
Гляжу на кварталы, и трассы
В синеющем небе луну.
Мой город всегда остается прекрасен
И чист, несмотря на войну.


Волонтерша, волонтерша,
Три пакета, два узла.
Ползу косолапо
В задрыпанных тапках,
И ноша моя тяжела,
Тяжела.

Назад возвращаюсь, довольна:
Мне дали две пары носков.
Вязать их дороже бы было и дольше,
Ребятам гостинец готов.
А путь мой с недавнего часа,
Один повторяет маршрут:
Скупиться на рынке, сняв денежку в кассе,
А дальше... кто знает - поймут.

Волонтерша, волонтерша,
Куль, баул и три узла -
Бреду косолапо
В задрыпанных тапках,
И ноша моя тяжела,
Тяжела...

12:24 

НА ВОЙНУ НЕ ЯВИЛАСЬ РОССИЯ

На войну не явилась Россия.

Уступала. Сдавала без боя политую кровью

свою землю. И тех, кто тянулся с любовью,

её имя рифмующих сердцем с «Мессия».

Отказалась от многих побед и знамён.

Торговалась и каялась, и отрекалась.

Сколько кануло в Лету геройских имён.

Сколько наших свершений врагам доставалось.

И сжимались шагреневой кожей её территории.

Её свет от рубиновых звёзд, освещавший полмира.

Расшатали границы. Кромсали свои акватории.

И тоску заглушали «Крым наш» или «Наша Пальмира».

И спивался народ мой, травился боярышниковой настойкой.

Ты ли, Родина, просвещения свет? Ты – Мессия?

Ты без боя сдаёшься. Ты, которая ад побеждала стойко.

На войну не явилась Россия.


Владислава Броницкая, 2016 г.

21:43 

21.12.16. Срочное сообщение от ополченца Александра Жучковского.

«Час назад вышла статья в "Комсомольской правде": «Судья выслал ополченца ЛНР со словами: «Нет доказательств, что на Украине вас ждут пытки». В данный момент поезд с защитником Донбасса следует по маршруту «Москва – Киев». В данный момент, в поезде «Москва-Киев-Львов» везут на выдачу Украине ополченца ЛНР Слепцова Александра Анатольевича (информация на 18.00 21 декабря).

Решение о выдаче принял судья Ибресинского районного суда Чувашской республики Николаев О. В., и утвердил судья Верховного суда Чувашской республики Голубев А. В.

История проста, как три копейки: в 2014 году житель Северодонецка Луганской области пошел в ополчение, в 14-м же отвоевался: город был взят ВСУ, а мужчина попытался укрыться в России, получил «временное убежище» (статус не подразумевает никаких выплат, просто можно жить и тебя не трогает полиция). Срок был до 8 октября 2016 года, дальше иностранный гражданин стал обычным иностранным гражданином, и должен был как-то по-другому решить свои отношения с РФ или через два месяца пересечь границу. Слепцов не пересек: у него не было денег. День в день его и взяли: 8 декабря, отсчитали два месяца от разрешенного срока.

В распоряжении «КП» заявление Слепцова: «Прошу вас войти в мое положение, так как я в 2014 году входил в число защитников ЛНР. На сегодняшний день мой город отбит и оккупирован Вооруженными силами Украины. На сегодняшний день они преследуют мою семью, близких и пытаются выяснить мое местонахождение».

Ответ судьи Голубева циничен: «Заявителем Слепцовым в жалобе не приведено конкретных фактов и не предоставлено в суд достоверных сведений о том, что, в случае возвращения на родину существует реальная угроза его безопасности.

Сведений о том, что родственники заявителя подвергаются там преследованиям или иному жесткому обращению, не имеется. При таких обстоятельствах, оснований полагать, что заявитель может стать жертвой пыток… на территории государства гражданской принадлежности, не имеется».

Какие доказательства возможности пыток мог предоставить сорокапятилетний мужик, который два года живет в России, мне неизвестно. Война лишила его родины и семьи, а дружный дуэт судьи Голубева и судьи Николаева, наверное, лишит жизни. Представитель общественной организации «Право против фашизма» Владимир Федоров заявляет: «Пытаемся связаться с дежурным прокурором Брянской области (последняя остановка – Брянск), чтобы его сняли с поезда. Но шансов очень мало…».

P.S Запомните эти фамилии: Николаев О. В., Голубев А. В. Если со Слепцовым что-то случится (тюрьма, пытки) - эти люди будут нести за это прямую ответственность. И сама РФ как государство будет нести прямую ответственность. Очень надеюсь, что Александр Слепцов до Украины не доедет».

vk.com/strelkov_info?w=wall-57424472_126826

19:33 

life.ru/t/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%...

Ну, наконец!
И возмущены, и требуют, и призвали!
А.... это про срыв телемоста.....
А я думала, про Дебальцево...

вот я дура, что так думала!

12:51 

Ещё один ,,помощничек,, Донбассу!!! Как вы уже зае...ли наш народ!!!
.
Браво! Вот это событие! Г-н Гундяев, тот, который руководит вроде как русской церковью, ходатайствовал перед руководством ДНР об освобождении из плена львовского карателя. Что бы вы думали ответило руководство ДНР? Конечно же, в 100500 раз согласилось на "жест доброй воли" и в одностороннем порядке выдало карателя украинствующей стороне.

Пока посланники Ватикана служат мессы в ЛНР, г-н Гундяев ведёт бурную деятельность в ДНР на благо здоровья карателей.

Кто-нибудь видел такую заботу Гундяева и его структур о пленных ополченцах, о брошеных в застенки СБУ русских патриотах Харькова, Одессы и других городов Новороссии?

Думаю, что нужно переименовать РПЦ в ПЦУ (православная церковь украинствующих).

vz.ru/news/2016/12/18/850054.html

07:44 

Подпишите петицию в защиту Алексея Смирнова!
www.change.org/p/%D0%B0%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D0%BD...

16:57 

16.12.16. Материал от Сергея Шаргунова.

"Кровь и кисель. Два дневника Сергея Шаргунова: Донбасс и Дума

— Это было под Кожевней. Когда пробивались к России. К границе… Пацаны поняли, что их сейчас убьют. И начали друг друга называть по именам. Перед смертью. Они до этого только позывные знали…

— И их убили?

— Многих… Много имен уже не узнать. Убили одного, другой его закопал, а потом и его накрыло. Это привычное дело. Почти никого нет из тех, кто начинал. Все мои друзья настоящие… их всех убили…

Так говорит молодой упитанный румяный парень. Позывной «Скала».

«Скала» говорит горькие слова, но глаза лучатся природной жизнерадостностью и отражают солнце. Наш разговор обрывочен из-за грохота. Мы с ним под оглушающим обстрелом на «передке».

Оглядываю его наливные щеки и пузико под броником. Если убрать весь камуфляж, обрядить в костюм с галстуком, подойдет позывной «Депутат».

Дурацкое воображение, вчера еще я сидел в думском зале, вот и вообразил…

Будет такой архиважный господин. Вместо автомата — кожаная папочка. Вижу его на трибуне, монотонно, однако со все тем же неистребимым жизнелюбием и нежным хэканьем представляющего поправку номер 7а к пункту 4 статьи 75 закона о налогообложении юрлиц…

Неуместные шутки… Нет, он простой солдат из Макеевки, который кривит губы наперекор грохоту, поправляя черный АКС, с рожками, обмотанными изолентой, и каждый день готовится к тому, к чему невозможно приготовиться.

Отдать жизнь. Вот и все.

Здесь погибают люди каждый день.

Здесь погибли тысячи мирных людей.

Здесь тысячи ополченцев погибли с именем России.

Понимает ли это Россия?

Написал четыре фразы, и получилось точно бы четверостишие. Эпитафия не только погибшим, а и живым. Поминовение со смертельным прицелом на будущее.

Я был здесь не раз. Видел истребители, роняющие бомбы на аэропорт; животных, лижущих свежие останки; сидел в Ясиноватой в подвале при свечах и плакал вместе с плачущими детьми из-за их плача; бегал по лестнице девятиэтажки, сотрясаемой мощными ударами; переходил реку вброд…

И все это ерунда по сравнению с опытом любого жителя этих мест.

Кто будет вести подсчеты, запоминать судьбы и имена?

Село Сокольники под Славяносербском на Луганщине.

Сергея Анатольевича Вольвака сорока семи лет «айдаровцы» забрали из дома на глазах жены и детей. Уточнили фамилию, имя, отчество. Вывели на огород, избили. Жену отгонял автоматчик. Наконец застрелили в затылок. Он не был ополченцем. Единственная вина — принимал активное участие в организации референдума.

Вместе с Сергеем в селе расстреляли и организатора референдума 60-летнюю Ирину Викторовну Пащенко, любимицу жителей, которые оставили о ней слезные воспоминания. Перед расстрелом тоже избили.

Эти люди поверили, что можно как в Крыму. Донбасс шел на референдум как на праздник. Цветы, воздушные шары, музыка, мужчины повязали галстуки, женщины нарядились…

Получили смерть. А еще им говорят: вы — Украина.

***

Вчера весь день я сидел в зале под пышной люстрой.

Люстра посверкивает переливчатой чешуей, иногда я задираю голову и подначиваю: «Спорим, не упадешь», она отменяет время, она — хрустальная богиня заседалова, есть только ее неутомимый свет, и не важно, что за пределами: чистое небо или снегопад, солнце или темно.

Сижу впереди, как отличник, а совсем рядом, справа, — ложа правительства с известными лицами. Иногда оборачиваюсь на зал, и выцепляю взглядом известные лица за узкими партами. Ряды с партами, где ютятся по двое, спускаются сверху вниз, как в студенческой аудитории. Сбоку от президиума с известными лицами стол с пластиковыми бутылочками воды. Депутаты подходят, разбирая с газом и без, сталкиваются, ручкаются, важно уступают друг дружке путь к водопою.

— За! За, коллеги, голосуем! — несется чье-то отрывистое над рядами.

— Голосуем за! — подхватывают голоса.

За голосуем!

Перекличка птиц, быть может, горделивых гаг, разместившихся обширной стаей на льдине…

— Не голосуем? — ослышавшись, привстав над партой, комкает носовой платочек некий новичок.

В середине зала в сердцевине фракции большинства дородная женщина в атласном лиловом платье, вытянув вверх руку, сочным голосом исполняет арию Брунгильды:

— За! За! За!

На стене на экране загорается результат, и кто-то грубовато окликает новичка:

— А ты чего? Не успел?

— Я? — он взвизгивает с растерянной улыбкой. — За я!

Он не гага. Зая.

***

— Я из Зайцева.

Невысокая старушка держит меня и не отпускает.

Мы стоим с ней в библиотеке многострадального города Горловки у стены с Тарасом Шевченко, нарисованным веселыми мазками.

— Как там у вас?

— Я к вам специально сюда, — она сжимает мою ладонь, жестко и требовательно, а смотрит куда-то мимо.

— Стреляют?

— Ага. Половина поселка наша, половина не наша. Соседей двоих убило. И всех моих домашних: сначала собаку в будке, потом кота. Да я ж не о том…

— Сегодня, говорят, стреляли?

— Ага, — она раздражается на отвлекающую тему и вместе с новым пожатием колет ногтем, — Всегда это. Ночью три дома сгорело. Снаряды-то прям и угодили. Я ж про другое, — и она выпаливает по-прежнему в сторону, кому-то невидимому: — Я слыхала: есть в Москве общество сказочников.

— Что?

— Я сказки сочиняю. Жизнь-то такая пошла, страшнее страшной сказки. Но у меня сказки добрые. Хочу, чтоб детишки их узнали. А книгу не издашь. Вот и вопрос. Как мне вступить в общество сказочников?

Ау, сказочники! Отзовитесь, свяжитесь со сказочницей из Зайцева, где круче любого вымысла фронтовая быль.

В библиотечном зале битком. Много школьных учителей. Проклятые вопросы: «Что дальше?», «Когда перестанут нас убивать?»… Горе вперемешку с надеждой. Женщина в розовом сарафане протягивает белое полотенце, вышитое васильками и маками.

— Наш кружок называется «Увлеченность». Рукоделие и стихи… Рядом снаряды падали, стекла повылетали, мы в подвал спрятались, читали по памяти. Свое и Есенина, Ахматову, Блока.

— Ребята-ополченцы с передовой заходят, — тихо говорит за чаем директриса библиотеки, — берут русскую классику. Один парень «Обломова» взял. А вернул его товарищ. И закладка там посередке. Значит, уже недочитает.

***

У каждого депутата свой экранчик. В него макают палец, если просят слова или выбирают «за», «против», или «воздержаться». Иногда кто-нибудь задевает экранчик, и в микрофон объясняет: «Я случайно» под будничный смешок окружающих. А некоторые выступают по любому поводу. Видимо, им очень важно повышать статистику активности. Имярек отметился столько-то. Поначалу эти реплики с мест вызывают ощущение театральной странности, привет Эжену Ионеско, тем более когда банален предмет обсуждения, вроде договора о дружбе РФ и Гаити. Но быстро привыкаешь…

Не хочу привыкать. Не хочу тонуть и утонуть в кожаном кресле. Пойдя в депутаты, я поставил над собой эксперимент: остаться собой. Непонятный физический закон: самые смелые и суровые менялись тут на холено-благостных. Что-то гормональное. Как будто им открывали опустошающий секрет или за обедом подмешивали нечто в суп… Нега во взглядах и телодвижениях. Даже у вояк грозные голоса становились вкрадчивыми, а задубелая кожа обретала глянцевитость.

И эта печать на всю жизнь у давно выпавших из круга.

Истина в вине, а Дума в киселе. Теперь не нальют, никаких тебе коньячков, как в былые лихие… Зато всегда в наличии ягодный кисель. Полные стаканы киселя. Депутатская столовка, просто и мило, салатик, первое, второе. Скорее к третьему. Чмокнуть студенистую поверхность, можно чуток укусить, и вот уже поплыл сладкий, теплый, мягкий, убаюкивающий, наивный, вельможный, брусничный, клюквенный, клубничный… За, против, воздержаться… По ведению… Коллеги… Вносится поправка сорок четыре…

Тайна киселя. Почему-то я чувствую, что кисель — главный здешний напиток.

Летом накануне выдвижения в депутаты товарищи пригласили меня в это здание на разговор. Я приближался к серой глыбе сквозь торопливый тополиный пух, из-за которого все было как во сне или при просмотре старой пленки с белесыми промельками, воспринимаясь обостренно и отчасти пророчески. Шел и гадал: будет ли эта глыба частью судьбы, буду ли привычно, автоматично, вслепую идти этим тротуаром, устремляться к этому парадному подъезду, тянуть вон ту дверь за золоченую ручку?

Гадания прервались в будке у входа.

Привратник взял паспорт, сверил с компьютером. Удовлетворенно хмыкнул. Перевел на меня цепкие глаза. Что-то ему не понравилось. Что-то щелкнуло у него в черепной коробке. До меня даже донесся этот пластмассовый щелчок. Он задержал паспорт в руке. «Странный малый», — холодной волной пробежало по его лицу, от желваков до бровей. Он повертел паспорт со всех сторон и начал медленно листать, придирчиво всматриваясь.

— Послушайте, меня ждут.

Он не ответил. Снял трубку и быстро сказал какой-то пароль.

— В чем дело? — спросил я.

— Разберемся, — процедил он, тоскливо посмотрел на подъезд, опять, строго, на паспорт.

Он снова снял трубку и что-то нервно спросил.

Наконец появился офицер, тоже в форме. Привратник начал ему вполголоса докладывать, бросая на меня, подозрительного типа, злорадный взор, мол, попробуй сбежать, попался, повяжем…

— Сколько можно ждать? — спросил я.

— Разберемся, — сказал офицер, и, забрав паспорт, скрылся в Думе.

Я ждал сиротливую вечность в душной будке, а мимо сновали туда и обратно костюм за костюмом, беспрепятственно…

Появился офицер: шел вразвалочку, привратник жадно смотрел на него.

— Все чисто, — буркнул старший, и нехотя протянул мне паспорт: Но мы вас не пустим.

— Не пустите?

— Не пустим.

— Почему?

— Имеем право. Звоните пригласившему депутату. Если он лично выйдет, тогда…

Я позвонил. Депутат спустился, недоуменный. Через пятнадцать минут в его кабинете я дал согласие идти в депутаты.

Такая история. Про что? Про стражу-самодуров? Или про чьи-то козни? Или про чуждый этому зданию видок пришельца, посланника улиц и тополиного пуха? Однако до того ни разу при заходе в любое госучреждение, включая это, не случалось проблем. Или мистика обыкновенная? Знак судьбы, которая показала ясно: нелегок твой вход в Думу.

Политика — слишком мелкое слово. Судьба, судьба… Верное медное слово.

***

— Cколько это все может продолжаться?

— Сергей, а можно я спрошу? Сколько это все может продолжаться? Давай я сам этот вопрос задам. Поверь, мне этот вопрос хотелось бы задать не только тебе. Но и Госдуме, правительству, вообще России. Мы воюем тут третий год. Мы хотим на Родину, вернуться в Россию. Сколько еще мы тут должны провоевать? Что мы должны еще сделать? Так… Ага, стреляют… Надо ускориться… — человек за рулем надавил на газ и сделал звук громче.

На горе стоял казак,

Он Богу молился

За свободу, за народ.

Низко поклонился.

Ойся, ты ойся,

Ты меня не бойся…

Песня из открытого окна. Черный джип мчит по пустой дороге навстречу солнцу. Вокруг — словно бурей покошенные деревья. На рулевом тельник и камуфляжная куртка. Он — глава Донецкой республики Александр Захарченко, позывной «Захар».

Машина влетает под мост. Свист и грохот. Долбят из всех орудий.

Укрытие между бетонными сваями, пустоты заставлены ящиками из-под патронов и снарядов, но пустот много, и лица лоснятся от солнца, блестят стволы.

— Засекли, достать хотят, — поясняет румяный «Скала».

«Захар» (он в тельнике и новеньком камуфляже) накидывает на меня такую же, как у него, только старую куртку:

— Лучше не выделяться. Снайпера работают.

Куртка уютно пахнет пожухшими травами.

— Я в ней всю войну прошел. Видишь, прострелена.

Нащупываю отверстия в ткани.

На «передке» можно понять старомодное выражение «рой пуль». Рвутся мины. Грохочет так, что даже бывалые вздрагивают и пригибаются.

— Третий год воюю, все никак не привыкну, — оправдывается мужик с седой щетиной.

У него позывной «Гроз». Не «Гроза», а «Гроз». Это по специальности. Горнорабочий очистного забоя.

Голоса ополченцев деловиты:

— Тяжелым чем-то бьет, тварь.

— О, близко легла, сука!

— Из АГСки лупит…

— У них там танк по ходу…

«Захар» роется в мешке широкой пятерней, достает батон, консервы, охотничьим ножом вскрывает банку, делает большой бутерброд.

Камуфляжная девушка, темные волосы стянуты назад, приносит несколько тарелок похлебки. Ставит на железную крышку, прикрывающую железную бочку. Даша который месяц на передовой, готовит бойцам, и муж ее здесь же воюет.

— Вы еще жаркое из фазана не пробовали, — улыбается мне скромно и лукаво. — Да, тут фазаны в развалинах бегают. Ребята их ловят.

Говорю:

— Такое меню в Думе и не снилось.

— Вот и надо ваших депутатов вывозить, пущай угощаются.

В ответ сладостно скалится щуплый смуглый «Марик», он из Мариуполя. Восемь раз был ранен.

— Каждый день гибнут пацаны, — говорит он, уже зло. — Все время…

***

Из Донецка я вывесил в Фейсбуке фото с Захарченко и приписал: вокруг грохот войны. И началось. Немедля прискакал кривляка-репортер респектабельного московского издания и принялся уличать в обмане. Не было никакого боя, потому что на фото у меня чистые ботинки. Еще глуховатый от трехчасового ада, я даже зачем-то пытался возражать. А разоблачитель наступал, ободряемый лайками армии кривляк, их хи-хи, гы-гы, да убогой бранью. А потом пришла совестливая журналистка-максималистка и устроила допрос: какое я имел право, да хоть бы и в свободный день, поехать в Горловку и Донецк, меня мандата надо лишить как прогульщика… А потом навалило полчище то ли троллей, то ли гномиков, и я узнал, будто на фотографии мы с Захарченко сидим в креслах сбитого малазийского «Боинга». А потом этот дичайший бред понесся на десяток прогрессистских сайтов…

Тоже война и тоже шум.

Свистоплясочка.

***

Утром, вернувшись из Донбасса, в Думе на парадной красноковровой лестнице под золотым гербом натыкаюсь на стайку депутатов.

— Салют! Присоединяйся! — бодрым тоном физкультурницы предлагает статная красотка. — Это называется манекены.

Рядом, смущенно покачивая головой, мнется депутат с северов.

— Манекены? — переспрашиваю.

— Ты че, темнота? Флешмоб такой. Мы застываем. И нас фоткают. Хотим в зале такой же… Чтоб все фракции замерли.

— Прикольно, — отзываюсь в тон, а сам представляю: все 450 депутатов прикинутся неживыми.

Замрут на полминутки.

Из солидарности с тысячами замерших навсегда."

03:25 

с новым годом и прочими праздниками прошу не поздравлять. не с чем, бл...ь.
пусть празднуют сами, кому празднуется.

21:07 

Сердечный приступ стал причиной смерти еще одного пассажира автобуса, расстрелянного украинскими силовиками сегодня утром на контрольно-пропускном пункте под Горловкой. Об этом сегодня ДАН сообщил и.о. главы администрации города Иван Приходько.

В свою очередь в оперативном командовании ДНР добавили, что сразу после расстрела автобуса боевики Киева открыли минометный огонь по позициям сил Республики, провоцируя на ответные действия.

Видео:
1.Украинские военные обстреляли автобус под Горловкой, есть жертвы
2.Украинские силовики обстреляли людей на КПВВ "Майорск
3.Украинские военные обстреляли пассажирский автобус у Горловки
4.Очевидец о событиях на украинском блокпосту
5.ВСУШНИК ЗАБЫЛ ПОСТАВИТЬ АВТОМАТ НА ПРЕДОХРАНИТЕЛЬ.



видетелей трагедии на КПП «Майорское» забрала украинская сторона

Непосредственных очевидцев происшествия на КПП «Майорское» увезли военнослужащие ВСУ, и по состоянию на 15:30 их еще не отпустили. Об этом сообщили в пресс-службе Горловского ГУ МВД.

Кроме того, в ведомстве рассказали, что после того, как украинский военнослужащий расстрелял людей, к месту происшествия прибыла «Скорая помощь» из Горловки, однако автомобиль не пропустили к пострадавшим.

«Около 10 часов утра на КПВВ «Майорское» в непосредственной близости от украинского пункта пропуска один из военнослужащих ВСУ произвел стрельбу по мирным гражданам. Один мужчина получил смертельное огнестрельное ранение в голову, двое мужчин ранены, еще одна женщина умерла от сердечного приступа. В течение нескольких минут к месту происшествия прибыли кареты скорой помощи города Горловки (ДНР), однако военнослужащие ВСУ не пропустили их», — сообщили в пресс-службе.

09:43 

09.12.16. Сообщение от военкоров и от МО ДНР.

«Север-запад Горловки и запад гремит, стрелковое, к\к пулемет и РПГ. Немного обострилось на северо-западе и западе, слышен танк и к\к пулемет. Так же перестрелка в районе ШБ. Донецк. Авдеевская промзона-Ясиноватский пост, сторона Спартака, "Господаря", также Верхнеторецкого: продолжительные бои с применением стрелкового, минометов (интенсивность невысокая). На территории Республики в разных городах отсутствует Электричество(Макеевка,Первомайск, Новоазовский район и т.д.) В большинстве это из-за погоды. Авдеевская промзона-Ясиноватский пост, сторона Спартака, "Господаря", также Верхнеторецкого: продолжительные бои с применением стрелкового, минометов (интенсивность невысокая). Луганск. р-н Лобачово-Жёлтое: бой с применением минометов, стрелкового продолжается с 19:45 (около получаса назад интенсивность снизилась)».

МО ДНР: «Украинские силовики за неделю стянули к фронту на Горловском, Донецком и Мариупольском направлениях тяжелую и реактивную артиллерию, минометы и танки. Об этом сегодня на брифинге в ДАН заявил замкомандующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин. «Установлены новые объекты ВСУ для поражения нашими подразделениями, в случае перехода противника в наступление. На Горловском направлении обнаружен взвод 152 мм САУ «Акация», взвод 152 мм «Гиацинт-Б», взвод 122 мм САУ «Гвоздика», взвод минометов калибром 120 мм и танковый взвод», — перечислил Басурин. Он добавил, что на донецком и мариупольском направлениях разведка ДНР выявила шесть артиллерийских взводов противника, батарею гаубиц, взвод и батарею минометов калибрами 82 и 120 мм, танковые взвод и две роты и механизированная рота. Отмечено прибытие батареи РСЗО «Град».

00:10 

Сообщение от военкора Марины Харьковой и сводка от ополченца с позывным «Крик».

Сообщение от Марины Харьковой: «По Куйбышевскому району укротвари били из-за Песок из тяжелых д-30 и САУ. В Авдеевской промзоне снайперы врага орудуют практически безнаказанно. После вчерашней ночи двое мирных на грабарях получили ранения; один боец погиб на северо-западном направлении, также есть раненые. Спасибо за минск.

В оккупированный украинскими войсками Мариуполь в 16 часов прибыла колона грузовых автомобилей ВСУ. Колонна насчитывала пять грузовиков. Грузовые машины привезли артиллерийские боеприпасы. Сформирована колонна была в Запорожье, а потом двинулась в юго-восточном направлении через Запорожскую область, мимо поселка Володарское к Мариуполю.

Командование украинской армии продолжает переброску живой силы и боевой техники на луганский фронт. Днем большой переброски стало 7 декабря. Только за сутки в город Золотое прибыли два грузовых автомобиля с иностранными наемниками, общающимися между собой, преимущественно, на английском языке. Ориентировочная численность «солдат удачи», доставленных в Золотое, примерно 50 человек.
В город Счастье также 7 декабря приехала колонна грузовых автомобилей ВСУ в количестве восьми машин. На грузовиках были привезены артиллерийские и минометные боеприпасы, а также разное полевое снаряжение. В это же самое время в село Троицкое Попаснянского района на грузовых автомобилях была доставлена партия минометов калибра 82 и 120 миллиметров в количестве 10-12 единиц. Также 7 декабря в село Новозвановка своим ходом прибыли четыре самоходные артиллерийские установки «Гвоздика», а тягачи притащили на буксире четыре 122-миллиметровые гаубицы Д-30. Крупных обстрелов за сутки 7 декабря на луганском фронте было пять. Из минометов и противотанковых гранатометов украинские военные открывали огонь по поселку Калиново и по территории, расположенной возле памятника князю Игорю».

Сводка от ополченца с позывным «Крик»: «Горловский участок остается напряженным. На севере города, в районе поселка Зайцево, идут позиционные бои. Артобстрелу подверглась Озеряновка. Украинская сторона применяет минометы, БМП, АГС и стрелковое оружие. ВСУ вновь обстреляли жилые кварталы Донецка. На севере города под огнем артиллерии оказался Куйбышевский район, на западе поселки Трудовские, Александровка и Старомихайловка. Более 13 жилых домов получили повреждения, нарушено электро и газоснабжение, двое мирных жителей ранены. В районе авдеевской промзоны не утихают позиционные бои. Южнее Донецка под огнем ВСУ оказались Докучаевск и Еленовка. Информации о разрушениях и пострадавших не поступало. На мариупольском направлении из 120-мм минометов, БМП и стрелкового оружия украинские силовики обстреляли поселок Саханку. По данным командования Народной милиции ДНР, сегодня погиб военнослужащий Республики, получивший ранения 6 декабря, в ходе отражения атаки украинских силовиков на южном направлении. Разведка ДНР выявила минометные подразделения противника в районе оккупированной Авдеевки, которые ведут огонь из жилого сектора. Установлено, что более 20 семей были вынуждены покинуть свои дома. По уточненным данным за минувшие сутки боевики ВСУ 1066 раз нарушили режим прекращения огня».

23:30 

Мои родные, милые места...



Ездила по этим местам в Красногоровку к Аньке с Сережкой, родные и дорогие сердцу люди. Там вечерами ухали совы, Аня рассказывала интересные вещи, Красногоровка дышала простором и покоем, думалось - вот бы мне тут жить. А я играла с ее собачкой Цезой (когда-то в лютый мороз Аня подобрала на улице выброшенного кем-то щенка, назвала Цезарем, а оно девочкой оказалось и было переименовано в Цезу). А вот как ее кота звали - не помню. Помню, как она нашла его котеночком, как не хотела еще брать, боясь, что погибнет,как выхаживала, кормила по особой диете, и вырос роскошный красавец...
А сейчас Красногоровка оккупирована, дом неизвестно цел ли. Сережка убит в августе четырнадцатого, Аня сейчас в России - работает на мужской работе, живет по чужим углам и чувствует себя там чужим человеком. Надежды вернуться домой нет.
Аня, сестренка... увидимся ли мы...

21:41 

Никаких сил уже нет это узнавать.....((((((((((((

Не так давно Денис Сидоров, попал в плен и в подразделении, в котором он служил его просто напросто уволили задним числом. Раньше так поступили только с двухсотыми, сейчас принялись и за пленных. Нет человека, нет проблемы. И разумеется теперь его невозможно включит ни в какие списки по обмену.
Когда то он был нужен России, Родина отправляла его выполнять свой долг в Чечне.

По зову сердца он отправился на Донбасс, который нуждался в помощи.

Сегодня же он не нужен никому, кроме его жены и маленького сына.

Их таких тысячи!

котоферма

главная