Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:37 

Сегодня ночью в Киеве в камере ИВС повесили Олега Нетребко - подозреваемого в организации нападения на Татьяну Черновол (помните инсценировку ее избиения «кровавой пандой» в декабре 2013 года?). Так вот, дело повесили на жителя Днепродзержинска Олега Нетребко, который, разумеется, свалил от преследования в Россию, потом – в Белоруссию. Украина объявила его сначала в государственный, а затем в международный розыск по каналам Интерпола, требуя его выдачи. В январе этого года его задержали в Гомеле, после чего началась процедура экстрадиции. Нетребко был выдан Украине согласно «Минского соглашения о выдаче правонарушителей». 13 мая Печерский суд Киева арестовал его на 60 суток. Через месяц его убили в тюремной камере. Разумеется, укропресса преподносит это как самоубийство. При этом журнаГлисты пишут, что «на теле повешенного Олега Нетребко были синяки, что указывает на то, что к нему применяли насилие». Еще есть вопросы, почему Татьяне Мармазовой нельзя ехать в дружественную Украине Беларусь? У меня всё. Занавес.

19:34 

Сегодня ночью в Киеве в камере ИВС повесили Олега Нетребко - подозреваемого в организации нападения на Татьяну Черновол (помните инсценировку ее избиения «кровавой пандой» в декабре 2013 года?). Так вот, дело повесили на жителя Днепродзержинска Олега Нетребко, который, разумеется, свалил от преследования в Россию, потом – в Белоруссию. Украина объявила его сначала в государственный, а затем в международный розыск по каналам Интерпола, требуя его выдачи. В январе этого года его задержали в Гомеле, после чего началась процедура экстрадиции. Нетребко был выдан Украине согласно «Минского соглашения о выдаче правонарушителей». 13 мая Печерский суд Киева арестовал его на 60 суток. Через месяц его убили в тюремной камере. Разумеется, укропресса преподносит это как самоубийство. При этом журнаГлисты пишут, что «на теле повешенного Олега Нетребко были синяки, что указывает на то, что к нему применяли насилие». Еще есть вопросы, почему Татьяне Мармазовой нельзя ехать в дружественную Украине Беларусь? У меня всё. Занавес.

23:55 

Антифашистку Татьяну Мармазову все-таки выдворяют из России, в объятия СБУ.
Тульский областной суд, рассмотрев сегодня апелляционную жалобу Татьяны Мармазовой на постановление судьи Зареченского районного суда г.Тулы от 29 мая о выдворении за пределы РФ, апелляцию
НЕ УДОВЛЕТВОРИЛ,
оставив постановление о депортации в силе. Татьяну Мармазову выдворяют. Это очередная измена и предательство кремлевских партнеров хунты. Нет слов, одни, блябуду, выражения.
КРЕМЛЬ! ТЫ УХУ ЕЛ?
ravreba-makc.livejournal.com/26522.html?utm_sou...

12:21 

Пусть у вас там где-то будет хорошо

11:43 

есть у меня подруга из ополчения, сама из Мариуполя. Воевала с четырнадцатого, отец репрессирован и исчез.
Сама она стойко переносила все, пыталась подбодрить и меня, вечно унывающую, и других... Старалась порадовать хорошими новостями, которых не освещали в прессе.
Сегодня она уезжает в Москву. Искать работу и как-то выживать. Говорит - больше тут надеяться не на что, ничего хорошего не будет, у всех разочарование полное. Скидываемся ей на билет, про поесть уже речи не идет.
Вот такая у нас цена предательства((((( уж если ОНА сломалась, то кто устоит...

10:57 

На бульваре Пушкина,
Будто нет войны,
Ходят не под пушками
«Жирные коты».
Камуфляж отглаженный,
Орденов сполна.
Жизнь у них налажена
Хрен с ним, что война.
Там же причепуренный
Ходит бюрократ.
Сытый, не надуренный,
И уже богат.
И ссыкух чиновничьих
ПОлно по кафе.
Девки «подполковничьи».
Для аутодафе.
Рядом фронт. Кукушкою
Мерит жизни смерть…
На Бульваре Пушкина
Есть на что смотреть.
13.06.2017. Игорь Шпарбер

10:26 


09:49 

В шестьдесят третьем году родился в Донецке, СССР, такой мальчик Витя Артемьев.
Говорят, добродушный был всегда, даже Афган его не сломал, хотя, когда вернулся - выпивать начал время от времени. Была причина: из Афгана приехал на костылях, одна нога не сгибалась, неходячая была практически, с трудом ее собирали. Но не сломался, не сломался. Женился даже. Сын Артем появился на свет. Так и жили, любил рыбалку, сына любил.
Разошлись вроде с женой потом по-тихому, без ссор. Жил с матерью Лидой, мать еще Великую Отечественную застала. Потом началась новая война.
Виктора в ополчение не взяли, ну кто его возьмет, на костылях. А сын Артем пошел. У него к тому времени уже свои дети были. Два года воевал. А потом, в 2016 году, Виктор его хоронил. Артем погиб под Саханкой. Семья его, жена и дети, там, на юге и остались, до сих пор.
Виктор жил с матерью и сестрой. Сестра работала, ездила в командировки то и дело. Виктор и Лидия Владимировна жили на две свои пенсии.
Командировка Любу и спасла. Вчера она уехала в Торез. А ночью начали бомбить Трудовские.
Погреб у Виктора и Лидии Владимировны находился в летней кухне. Там, на пороге кухни, сосед Роман его и нашел сегодня утром. Вместе с костылями. А Лидия Владимировна лежала в коридоре, у порога. С палочкой. Восемьдесят лет ей было, не ахти какой бегун.

Розы во дворе цветут. Собака одинокая ждет. И лежат эти костыли Викторовы окровавленные.

Я, чтобы не реветь, пытаюсь думать, что где-то там - он без костылей теперь ходит. И сын у него рядом, живой. И мама без палочки.
Если так думать, то получается не свихнуться от тоски и непонимания, что происходит в мире.
Анна Долгарева

00:12 

Это ничего страшного, это такой хитрый план Путина! читайте и не воротите нос!

Павел Раста: МАРИУПОЛЬ. Свидетельства города теней

"Сколько раз увидишь его -
Столько раз его и убей" (с).

Вы знаете, что такое ненависть? Настоящая. Глубокая. Бесконечная. Та, которая поднимается с самого дня души мутной волной цвета чёрно-серого пепла и и затапливает сознание. Захлёстывает. Заливает всего тебя без остатка. И ты забываешь обо всём: о заветах Бога, о том, чему тебя в детстве учила мать. И чувствуешь только одно: желание рвать гадов на части. Выжигать всё их гадово семя. Вместе с верхним слоем почвы. До гранитного основания. Под корень. Вы когда-нибудь ощущали такое?

Сомневаюсь.

Ведь, чтобы это ощутить, нужно нечто серьёзное. Очень серьёзное.

К примеру, что вы знаете о слове "оккупация"? Помимо того, что это захват территории врагом и жизнь на данной территории после. Полагаю, большинству вспомнятся старые советские фильмы, рассказывающие о партизанах и о жизни наших братьев и сестёр на землях, захваченных фашистами во время Великой Отечественной Войны. И вряд ли эти фильмы, если уж быть честным, вызывают действительно серьёзный эмоциональный отклик. Во-первых, потому, что много времени прошло и это подсознательно воспринимается, как нечто слишком далёкое и не касающееся ни тебя, ни твоих близких. Даже не смотря на то, что у кого-то в оккупации побывали предки. Ну, а, во-вторых, эти фильмы - уже, практически, фольклор. И, за исключением редких случаев (таких, как великий фильм "Иди и смотри"), воспринимаются они спокойно и почти безэмоционально.

Даже несмотря на то, что их содержимому, если вдуматься, мог бы позавидовать любой Стивен Кинг и любой Клайв Баркер. Просто дело в том, что оккупация - это самая вопиющая, самая животная жестокость, какая только может быть на свете. И оккупант - это зверь. Всегда. Без исключений. Потому, что в глазах оккупанта жители захваченных им территорий - не люди. И по отношению к ним он ведёт себя с такой степенью зверства, на какую только способен. Особенно тогда, когда командование ему этого не запрещает и даже поощряет. И вот тогда, когда ты узнаёшь, что оккупант делает с твоими людьми там, на захваченной земле - вот в этот момент ты и узнаёшь, что такое ненависть. Настоящая. Глубокая. Бесконечная.

Когда-то её ощутили наши предки. Давным давно. Когда шли по этой же самой земле и гнали фашистов прочь. Шли и видели, что те творили, пока были на ней хозяевами. А потом, со временем, это стало забываться...

Но вот только это уже не "где-то далеко". Это рядом. На двух третях территории Донбасса, захваченной украинскими оккупантами.

И о том, что там сейчас происходит, почти не говорят. Происходящее там укрыто плотной стеной тумана, нагнанного с обеих сторон границы. Но голоса звучат. Они просачиваются сквозь туманную пелену и свидетельствуют. Это голоса городов, ещё недавно весёлых и полных жизни. Которые теперь стали городами теней. И я хочу, чтобы сегодня вы услышали голоса одного из них.

Это три повествования. Без имён. Без дат. Без лиц. С минимальными топографическими привязками. Три рассказа трёх реальных людей. Тех, у кого до сих пор под оккупацией остались близкие.

Имя их города, раскинувшегося на берегу тёплого моря, когда-то вызывало улыбку. Теперь это слово - синоним ужаса и скорби.

Мариуполь. Город солнца, ставший городом теней.

Вот его свидетельства.

***

СВИДЕТЕЛЬСТВО ПЕРВОЕ

- Меня схватили прямо на улице, когда я шла с работы. Просто подъехали на машине, назвали моё имя. Когда я сказала, что имя действительно моё - сразу же скрутили и бросили в багажник. Били при этом. Когда я спросила их, за что - ответили, что я "сепарка".

- Вы имели какое-то отношение к освободительному движению?

- Нет. Ни до того, как наш город им сдали, ни после. Я вообще никогда политикой не интересовалась. Работала диспетчером на заводе. Жила от зарплаты, до зарплаты. Смотрела женские сериалы по телевизору. Я была самым обычным человеком. До того дня. Я потом узнала, что не одна такая. Они очень многих так хватают. Кого просто. Кого по доносам.

- По доносам?

- Да. Из-за квартир. После того, как они захватили Мариуполь, в город начали переселять рагулей с западной Украины. Они так население заменять пытаются. Мы же против Украины. А они за неё. Будь она проклята... Они нас ненавидят. И если хотят отобрать чью-то квартиру, или машину, или ещё что-то - пишут донос. Куда, не знаю. Но приходит "Азов". Вот и за мной пришли именно они. Им же наплевать - мы все для них не люди. С каждым из нас они могут сделать что угодно в любую минуту. И им ничего за это не будет. Они это знают и все это знают. Но если бы только в нас было дело. Дети прямо на улице пропадают. Их просто хватают и увозят. Тоже "Азов". Сколько таких случаев уже было. И никто не знает, куда. Никто из них не вернулся. Ну, наверное, они их продают. Может, на органы. Может, в публичные дома. Куда-то обращаться бесполезно. Некоторые, кто обращался, потом пропадали сами. СБУ само "Азову" помогает, а милиция просто боится. Им давно дали понять, чтоб они не влезали. Многие, кто с детьми, поэтому в Донецк убежали. Там не сахар, но там такого нет.

- Что было с вами дальше?

- Сначала отвезли на их располагу. Там практически ни о чём не спрашивали. Просто били. Отобрали и сожгли паспорт. А потом... Лучше бы меня убили там... Дальше они отправили меня на аэропорт.

- На какой аэропорт?

- Мариупольский. Оттуда самолёты уже не летают. Там теперь концлагерь. Они его сами так называют - "концлагерь". И смеются. Причём, пленных я там не видела. Только такие же как я - простые мирные жители. Много. Очень много. Хотя пленных туда тоже привозят - мне рассказывали. Они его переоборудовали под это дело. Там целая инфраструктура пыток. Например, они привезли туда какие-то морозильные камеры, в которых то ли -16, то ли -18. В общем, какая-то стандартная температура. Я не в курсе таких подробностей. Но они постоянно туда людей сажают. Кого насмерть замораживают. Над кем просто издеваются. Я видела таких, пока там сидела. Это их любимый аттракцион - морозить людей в этих камерах. Я не всё там видела. Но убивают там каждый день. Сколько - не знаю. По-разному, наверное. Но каждый день. Мы слышали, как они расстреливают.
На следующий день меня повели на допрос. Если это можно так назвать. То, что мне нечего им рассказывать - они знали. Но всё равно издевались. Требовали, чтоб назвала сообщников, чтоб рассказала, как готовила какие-то теракты. Сами же смеялись при этом. Там среди них не только рагули были. Там и наших местных хватало. Эти были самые злые. Для рагулей мы просто не люди, а для этих... Даже не знаю, как сказать.

- Я понимаю, о чём вы.

- А потом меня повели на расстрел. К яме. И я увидела, что там... Все эти торчащие руки и ноги, засыпанные известью. И этот запах... Я упала в обморок. Без сознания была недолго. Пришла в себя от того, что они меня ногами били. Сказали, что если не поднимусь, то они меня живьём туда скинут, как падаль. Я поднялась. Но они отвели меня обратно в камеру. Не знаю, собирались они меня на самом деле расстреливать или нет. Они так делают с некоторыми - ведут к яме и стреляют поверх голов. Может, это развлечение у них такое. Не знаю. Они вообще там весёлые. Как будто мечта всей жизни исполнилась. Хотя, может, так оно и есть.

- Это повторялось?

- Расстрел уже нет. Допросы - да. Было ещё пару раз. Снова били. Но уже без усердия. Им, наверное, не до меня было.

- Что вы там ещё видели?

- Не особо много. Больше слышала... Издевались они над людьми по всякому. Не только на аэропорту. Со мной сидела полусумасшедшая женщина с одного из сёл возле Мариуполя, которую насиловали при её детях. Причём, специально заставляли детей смотреть. Их у неё трое было. Куда её дети потом пропали - она не знала. Это тоже был "Азов". Просто зашли в дом. Просто насиловали. Просто детей смотреть заставляли. А её потом бросили на аэропорт. Это, кстати, не самое страшное место. Есть хуже. Например, женская зона Мариуполя. Там за полгода не осталось ни одной молодой или сколько-нибудь красивой зэчки. Вроде бы, записывают их в беглые. Куда девчонки пропадают на самом деле - кого это волнует? У них и до войны особых прав не было. А тут...

- Сколько вы там пробыли?

- Около трёх недель. Потом меня отдали в СБУ и перевели в Запорожье. Там уже начали на меня писать дело всерьёз. Я даже не знаю, что они там сочиняли. Они просто били и заставляли что-то подписывать... А потом меня обменяли. Неожиданно. Просто посадили в машину, долго куда-то везли, вывели наружу и передали людям, одетым в "горки". До меня даже не сразу дошло, что в "горках" ходят ополченцы. Когда я поняла, где я, у меня началась истерика. Они всю дорогу до Донецка меня успокаивали. Потом я долго не могла никуда устроиться. Документов нет, ничего нет. В конце-концов пришла в "Призрак". Там приняли. Я просилась на передовую - не взяли. Говорили, мол, ты их ненавидишь слишком. Убивать без меры будешь.
Да, ненавижу. Да, буду. Хотите сказать - не имею права?

***

СВИДЕТЕЛЬСТВО ВТОРОЕ

- Я с самого начала был за Русскую Весну. Активистом не был, но активно сочувствовал и на референдуме голосовал за независимость. Потом, когда город бросили и в него зашли укропы, я начал помогать подполью. Ну, а потом меня взяли. Как вычислили - понятия не имею. Просто в один прекрасный день скрутили прямо на улице и увезли. Взяло СБУ. Такими, как я, СБУ занимается. Не "Азов". Те только над мирняком издеваются и над пленными. Я тогда ещё обрадовался, что к ним попал, а не к тербатам. То вообще звери. А эти, хотя бы, на службе. Думал, будет легче. Я ошибся.

- Куда потом отвезли?

- Меня практически сразу из Мариуполя вывезли. Перевели в Харьков. В местное управление СБУ. Туда многих наших свозят. Подпольщиков, пленных, тех, кто не так слово сказал. Ну, и просто тех, кого заподозрили. И это одно из самых страшных мест, на самом деле. В харьковском СБУ самые настоящие выродки. Которые ничем не лучше тербатов. А может даже и хуже. Тому же "Айдару" или "Азову" есть чему у них поучиться, на самом деле. Кстати, как мне потом уже рассказали, на западной Украине, в том же львовском или тернопольском СБУ так люто не пытают. Не знаю, почему. Может просто потому, что они там хитрые или имеют какую-то родовую память - понимают, что за это потом спросить могут. А, может, не понимают, а точно знают. Загривком чувствуют. Вот и ведут себя более или менее корректно по отношению к людям. Но наши местные... Самое настоящее зверьё. Хотя, полицаи всегда такими были - больше всего своих ненавидели. Знаешь, как говорят: нет сильнее ненависти, чем у предателя по отношению к тем, кого он предал. Вот так и здесь.

- Что было дальше?

- Меня пытали 18 часов. Без перерыва. Они менялись, когда уставали. Я точно знаю время - часы видел. Как пытали? В основном, били. Слушай, я даже не представлял, сколькими разными способами можно избивать человека. У харьковского СБУ фишка - бить книгой. Ну, ребром книги, понимаешь? По мягким тканям. Но это так - только один из способов. Ребята фантазировали. Они свою работу явно любят. Мне запомнились не книги. Они брали гранаты без запалов, засовывали их в противогаз и избивали этим. По бокам. По спине. По груди. Когда я отключался, меня приводили в себя и продолжали. Наверное, только по голове не били - задачи меня убивать у них не было. Хотя, лучше бы была. Потом, когда я уже окончательно стал куском мяса, меня просто кинули в автозак и приказали везти в СИЗО. Но на половине дороги конвоиры развернули машину и повезли в больницу. Я слышал их переговоры по рации: они матерились и говорили, что "сепар сейчас просто сдохнет" у них в машине, а им отписываться потом. Я это услышал и понял, что у меня изо рта идёт кровь. Много крови. Я уже ничего не чувствовал. Вообще ничего. Наверное, я действительно умирал. Кто его знает.

- Тебя привезли в больницу?

- Да. Принимать меня туда не хотели. Врач в приёмном покое попытался нас не пустить. Он говорил, что у них нет наркоза, а этому явно требуется операция, причём быстро. И что ему тоже не охота потом отписки сочинять. А конвоиры ответили: "Это сепар, режьте его без наркоза". Ну... Это они и сделали.

- Тебя что, оперировали без наркоза?

- Да. Именно. Мне потом говорили, что это могло быть под местным наркозом. Не знаю, может быть. Но то, что со мной делали перед этим в СБУ, ни шло ни в какое сравнение с тем, что было в этой больничке. Когда они "оперировали". Что я при этом испытывал? Я тебе вряд ли смогу это объяснить. Выяснилось, что в результате избиения у меня рёбра переломались так, что осколки пошли в лёгкие. Ещё полчаса - и я бы действительно просто подох. Может быстрее. Плюс, многочисленные травмы внутренних органов. Плюс, гематомы. Это слово звучит буднично, но представь себе синяк, от которого человеческая нога делается в два раза толще. Представил? А я такой был весь. Честно? Я вообще не представляю, почему я до сих пор жив. И, знаешь, что меня поразило больше всего? Укропы-врачи. На моей палате они повесили большую табличку: "Сепаратист". Обезболивающего практически не давали. Медсестра приносила еду и ставила её рядом. Она видела, что я прикован по рукам и ногам. Что я не смогу есть. Не говоря уже о том, что я потом неделю не мог шевелиться практически вообще. Она это видела. Ставила пищу рядом с моей головой и улыбалась. А знаешь, кто людьми оказался? Конвоиры. Они это всё видели. И потом начали меня тайком кормить. Сами. Чтоб никто не увидел. А один даже приносил какое-то обезболивающее. На свои деньги покупал в аптеке и тоже тайком мне давал. Дай Бог им здоровья и долгой жизни.
Но самая жесть была не в этом. Ко мне несколько раз приводили студентов из местного мединститута. Чтоб показывать, как заживают такие необычные ранения. И вот эти будущие врачи (и их "наставники") на меня смотрели ни то, что как на неодушевлённый предмет. И даже не как на животное. Я даже не знаю, что это было. Не было ни ненависти, ни каких-то особых эмоций. Просто какое-то холодное, спокойное нечто. Будто передо мной вообще не люди. Какие-то существа без души. Помнишь старый фильм про "Чужих"? Вот чем-то таким они и были. Судя по говору они все были не местными. Часть с западной Украины. Какая-то часть из центральных областей. В Харькове всегда было хорошее образование, туда многие ехали ещё при Союзе. А местный там был один - тот кто их привёл. Преподаватель. И они тыкали зондом в открытые раны. Как будто я лягушка. Хотя, не всякую лягушку режут заживо. Я один раз закричал, а преподаватель им говорит, мол, фиксируйте болевую реакцию, смотрите, как дёргаются мышцы. Ну, или что-то такое. После этого я уже не кричал. Не хотел доставлять такую радость этим мразям. Я по детству как-то фильм смотрел, про то, как проводились медицинские опыты в концлагерях. И я понять не мог, что за люди такие могли это делать. Люди это, вообще? Теперь знаю - я их видел. Это не люди.

- Как ты вырвался?

- Меня обменяли. По одному из последних обменов. До того, как этот "Минск" окончательно устаканился и на пленных забили. До того, как стали делать вид, что нас нет. Почему именно меня - не знаю. Таких, как я, там было много. Очень много. Ты не представляешь, сколько. В таких местах, как Мариуполь, вообще могут схватить кого угодно и за что угодно. Там все вне закона. Знаешь, вот, говорят, что это нацизм. Да нет, это не нацизм. Это Украина. Такая она - настоящая.

***

СВИДЕТЕЛЬСТВО ТРЕТЬЕ

Продолжение в источнике: www.novorosinform.org/opinions/2147

22:49 


21:42 

Вот же мрзь конченная. побывала бы сама, падаль конченная, в сбу, поотбивали бы все внутренности, потявкала бы она тогда про введение войск. Вот же гнида. вот из-за такой швали и убивают, эта падаль - родные братья укропам.
Будь она проклята со всеми выблядками.

16:01 

ДОНБАСС (сон)

Попал домой поздно, с устатка завалился спать. И приснился мне сон.

Будто Донбасс – это вышедший из-под контроля поезд, который лживые и трусливые циники-диспетчера загнали в глухой тупик. Позади насыпали тяжёлые камни и брёвна, чтобы отрезать путь назад, хотя назад никто и не стремился. А впереди - высокая насыпь с торчащими из неё шпалами, преодолеть которую поезду не под силу.

Что станет с поездом, если он будет стоять без движения долго?
У пассажиров кончаются захваченные из дома продукты. Ведь никто из них не предполагал, что поездка, на которую они решились, положившись на дружественные призывы и заверения в помощи, продлится так неимоверно долго. Да и захватить чего-то особенного и много они не могли – богатеев, которые могли бы себе позволить целые амбары и закрома, среди пассажиров с гулькин хрен. Те предусмотрительно сошли заранее, а некоторые спрыгивали уже с подножки движущегося состава. Забегая наперёд скажу, что, когда со стороны тупика с торчащими шпалами, сердобольные граждане стали пассажиров подкармливать, те, сошедшие и спрыгнувшие, горя не хлебнувшие, а просто пересидевшие, стали возвращаться назад, пытаясь занять свои брошенные купе. Их пассажиры того поезда прозвали «понауехавшие». Так вот, эти понауехавшие не только возвращались, но и требовали для себя надлежащего места, привилегий и уважения, которыми они пользовались, когда ещё состав только формировался на станции Донбасс. И многие из них, по врождённой пронырливости, таки добились своего. Как говорится, кто при немцах жил, тот и сейчас не бедствует.

А что же сам поезд? Он понемногу ржавеет. Механизмы от невостребованности приходят в негодность, пробуксовывают или подклинивают. Скрипеть и стучать до полного развала им осталось недолго. Обивку салона перестали латать и подкрашивать, как поступали до сих пор, чтобы хоть чем-то развеять мрачное настроение пассажиров. А зачем, ведь со временем люди привыкнут к жизни в каменном веке, в ободранных креслах, без поездов и самолётов, без почты и банков. Без поездок в отпуск, к родным и не очень. Отвыкнут они и от Крыма, который теперь оказался в недосягаемой дали, за лесами и горами.

А вокруг стоящего поезда уже выросли, непроходимые заросли из колючего чертополоха, где, в добавок ко всем удовольствиям, можно наткнуться на ядовитых змей и вездесущих гиен с шакалами. Остались лишь узенькие тропинки, которые протоптали пассажиры, бегая, кто по нужде, а кто и в соседнее село, чтобы там обменять на водку какую-нибудь деталь, открученную от паровоза ночью, пока машинист спит. И многие уже в поезд не вернулись: кем-то позавтракали падальщики, кто-то свалил сам из замершего в тупике состава, чтобы покинуть зону тотальной безысходности. Постепенно к тупику, куда стрелочники загнали поезд, подступало безмолвие, какое бывает на дне пропасти.

Сами пассажиры, вспомнили постулат, мол побеждает не всегда сильнейший, а вот хитрейший – всегда. Те, кто попроворней, наперегонки бросились дружить с официантами да поварами, которые командовали в вагоне-ресторане и теперь вкусно ели и сладко пили. Те же, кто продуманней и дальновидней, обратили свои стремления к начальнику поезда и заняли должности проводников, потеснив старых, более опытных и знающих, но не устоявших под напором новейших. И эти новые, возведённые в ранг проводники, пользуясь занятостью начальника поезда, а, может, просто нежеланием его знать истинное положение дел в дальних вагонах, стали доказывать ему, что, дескать, пассажиры всем довольны, «им солнца не надо, им лозунги светят, им хлеба не надо – парады давай» и не хватает им только праздников, и побольше, и попышнее. Ярмарок-фейерверков, чтобы за лесом было видно и всем там было завидно! Вот и палят теперь из пушек в небо через день, а народ в задних вагонах всё ждёт: когда же до нас праздник докатится? А праздник всё дальше и дальше, а припасы на исходе. Вот сухарей осталось на два дня, вода на исходе, а подвоза свежей в их общие и плацкартные вагоны не предвидится, всё перехватывают спальные и купейные вагоны, в которые переселились проводники, чтобы быть ближе к начальнику поезда. И, чтобы никто из посторонних не смел без их ведома к начальнику подкатиться с просьбой или жалобой.

Любая вещь, созданная человеком, жива до тех пор, пока человеком востребована, пока приносит пользу и выполняет свою роль. Будь то дом или дорога. Когда вещью перестают пользоваться, по ненужности или по забывчивости – она умирает. Медленно. Трещины и мхи покрывают её, ранее востребованную, но ныне заброшенную. Ветры и дожди постепенно меняют её облик. Потом нежить полностью поглощает некогда полезную вещь и она становится достоянием археологов. Так и железная дорога, на которой стоял обездвиженный поезд, стала приходить в запустение. Шпалы прогнили и покрылись лишайником, поржавели рельсы. Мосты, по которым раньше с грохотом проносились поезда, пришли в такое шаткое состояние, что надежда на них осталось только у закоренелых оптимистов. Зловонная вода окружавшего дорогу болота, подступила к самой насыпи. Стрелки, которые давно никто не переводил, покрылись толстым слоем рыжей грязи, а сами стрелочники давно удрали, спрятавшись от людских глаз, и делая вид, что они ни при чём. Иногда пассажиры о них вспоминали, но за заботами и хлопотами имена их стали стираться из памяти. Но все равно, их память сохранила столько гнусностей, бедствий, жестоких и циничных лиц, что стала походить на боязливый лучик, освещающий грязный музей бесстыдства, как говаривал один писатель.

Территории, которые пытался покинуть поезд, были населены странными существами, которые внешне были неотличимы от обычных людей, пассажиров поезда, но по сути своей являлись тупиковой веткой эволюции. Ошибкой природы, жертвой пьяной акушерки. Они были злобные и завистливые, тупые и упрямые. О некоторых народах слагают легенды. Про них в народе слагали анекдоты. В любой стране мира, куда бы они не просочились, везде пытались доказать, что они являются выдающейся и значимой нацией, хотя везде и во все времена были на побегушках у народов действительно великих и выступали максимум на третьих ролях. Везде кичились своей уникальностью, которую сами себе возомнили в пьяном бреду. Была у них мания – все плоскости, будь то забор или стена туалета, красить в цвета своего флага, которые подозрительно совпадали с цветами, символизирующими синдром Дауна. Они везде орали свои нацистские кричалки и, по любому поводу, а, чаще всего просто так, пели свой заунывный гимн, от которого у окружающих наступала сонливость или ноющая зубная боль. Именно от них и решили уехать люди на поезде, который на некотором удалении от страны победившего маразма, был направлен в тупик вражескими засланцами, прикинувшимися стрелочниками. Поэтому, далеко уехать не удалось. Приходилось как-то контактировать и жить в опасной близи.

Хотя пассажиры поезда ничего и никогда не делали плохого представителям жёлто-синей нации, последние их не любили. И с каждым днём всё больше. Одни потому, что сами не отважились заскочить в отправлявшийся состав, другие потому, что пассажиры поезда стали требовать от них возвращение старых долгов, оставшихся от совместного проживания. А может, всё дело в том, что ненависть олигофренов зашла в тупик, переполнив все пределы - клапана не выдержали и стали распылять излишки накопившейся злобы на окружающих? А, может поняли они, что с такими цветами флага далеко не уедешь? Или осерчали за то, что теперь их власть не распространялась на жителей мятежных вагонов и теперь во всех своих бедах они винили не себя, а пассажиров, ускользнувшего от них поезда? Этого нам неведомо, ибо неисповедимы помыслы убогих. Пакостям и подлостям от жёлто-синих не было конца! Доходило до смешного: ради того, чтобы хоть как-то испортить жизнь пассажирам, они сами шли на лишения и потери. Страна жила всё хуже, а понурый, затасканный гимн звучал всё громче. Ну что с больных взять?

Так и стоял поезд без движения. Вперёд, куда поезд и направлялся, не пускал тупик с земляным валом и торчащими из него шпалами, а сзади напирали орды вурдалаков, пытаясь вернуть поезд обратно в стойло и примерно наказать пассажиров за непокорность, дабы остальным было неповадно. Время шло, а изменений не было. Со временем безнадёга стала косить пассажиров пачками, вокруг стоящего мёртвым грузом поезда стали расти кладбища. Расти с пугающей скоростью. Некоторые пассажиры стали переползать земляную насыпь и уходить своим ходом. Кто-то, смирившись, направился, на поругание, к жёлто-синим. Многие пробрались туда, куда поезд не пускали. Там, говорили, свои. Свои-то свои, но и те относились к пассажирам поезда с пренебрежением, как к бедным родственникам. Многие, не солоно хлебавши, вернулись в свои вагоны.

И вот, в один прекрасный день, со стороны тупика загудела техника. Показались бульдозеры-экскаваторы и начали убирать насыпь перед поездом! Пассажиры выбегали полуодетые из своих душных вагонов и бежали с радостными криками навстречу машинам. Наконец-то уберут насыпь и пропустят нас подальше от гиблого места! Неужели кончилось время испытаний нашей стойкости и приверженности другим, не жёлто-синим, ценностям?! Неужто пришла долгожданная Победа?..

Тут я проснулся. Вечерело. Протёр запотевшее окно и выглянул наружу. Наш поезд стоял всё там же…

19:37 

НОВОСТЬ С ФРОНТОВ МИНСКОГО "ПЕРЕМИРИЯ". В ДОНЕЦКЕ СКОНЧАЛАСЬ МИРНАЯ ЖИТЕЛЬНИЦА, ПОСТРАДАВШАЯ ПРИ ОБСТРЕЛЕ АВТОСТАНЦИИ "ТРУДОВСКИЕ"

Мирная жительница, которая была ранена 24 мая при обстреле со стороны ВСУ автостанции «Трудовские» в Донецке, скончалась. Об этом сообщил сегодня глава администрации Петровского района Донецка Максим Жуковский.

«Вчера в отделении нейрохирургии больницы имени Калинина скончалась женщина, которая попала под обстрел со стороны ВСУ на автостанции «Турдовские» 24 мая»

- сказал Жуковский.

Он уточнил, что женщине было 64 года.

11:46 

А у меня за окнами гремит...
А в новостях - сплошной театр, то есть кукольный балаган: шут, играющий оппозиционера при шуте, играющем президента, решил устроить представление под названием митинги оппозиции против власти. Ну а им в ответ подыграли - устроили комедию под названием арест лидера оппозиции и ряда митингующих.
Граждане, вы же умные люди - неужели непонятно, что те и другие - это куклы из одного и того же балагана, и за кулисами оба вышеупомянутых шута никакие не враги,а совместно распивают водочку.
И все мы хорошо знаем, что шута Навального выпустят, а не влепят ему пятнадцать лет, как полковнику Квачкову, например. Потому что последний шутом никогда не был...
Ну а все эти балаганы - просто чтоб занять скучающую публику, зачем же еще балаганы устраивают! Ну и отвлечь ее от реальных, не шуточных проблем и вопросов, которые никто не позволит задать по прямой линии.
И - эти балаганы вполне устраивают обоих шутов. Им будет гораздо хуже, если на митинги выйдет НАРОД, ведомый не шутами, а патриотами. Поэтому все, кто мог бы стать вождями этих патриотов, в тюрьмах либо убиты.

А я просто считаю ниже своего достоинства вообще обращать на весь этот цирк внимание. И мне заранее насрать на судьбы всех его участников - от малолетних дебилов, до двух шутов, играющих роль "противостоятелей". У меня за окнами гремит и людей убивают.
Но это никого не волнует. Их волнует - ах, бедных оппозиционеров арестоовали. Нисколько не сомневаюсь. что все они будут жить долго, счастливо и безбедно.

00:21 

Александр Жучковский
вчера в 14:41
Можно не слушать всяких пропагандистов и российских наемников типа меня, но вы почитайте местных жителей, дончан (из фейсбука):

Игорь Иванов
15 ч ·
Канонада в Донецке мешает слушать на России1 рассуждения Пушилина о перемирии...

Наташа Костенко
18 ч ·
Вчера вечером на передаче "Право Знать" c Дмитрием Куликовым, Алексей Пушков на вопрос, какая стратегия РФ в отношении украины и Донбасса, что вообще происходит с Минскими соглашениями, совершенно спокойно ответил - война на Донбассе остановлена, благодаря Минску, незначительные перестрелки не в счет.
Оцепенение. А как же колонна деревянных гробов, промаршировавшая мне вчера на встречу по объездной? А как же четыре последних дня сотрясающих город обстрелов? А как же сводки обстрелов и разрушениях от Басурина в Макеевке, Горловке и Донецке (Луганск по умолчанию с нами)? Или это не война? А тогда что?
И сколько нам нужно еще смертей, чтобы вернуться домой?

Eugeniya Marty
15 ч ·
Сегодня утром у одной из френдесс прочитала рацпредложение для Басурина. Вместо ежедневных сообщений о том, сколько у нас жертв после очередных обстрелов, просто сообщать, сколько нас еще осталось в живых. Так вернее будет и порядочнее.
Пишут, сегодня вечером в Донецк, в Киевский район безответно летит, летит, летит и летит. Размеренно, с удовольствием, стабильно. Кстати, там, откуда рапортуют, и не "окраина" вовсе.
Тупик.

21:13 

На Украине 73-летнего организатора «Бессмертного полка» обвинили в госизмене

Сотрудники следственных органов Украины арестовали заместителя главы партии «Союз левых сил», организатора марша «Бессмертный полк» Ивана Бондарчука. Его обвиняют в государственной измене.
Об этом в Facebook сообщил глава партии Василий Волга.

«Позавчера был арестован Иван Николаевич Бондарчук — мой заместитель, руководитель винницкой областной организации «Союза левых сил», член политсовета. Арестовали семидесяти трёхлетнего Ивана Николаевича за «измену Родине». Его обвиняют в том, что он готовил протестную акцию против президента Порошенко. Грозит Ивану Николаевичу пятнадцать лет тюрьмы», — написал он.

Сам Волга уверен, что арест является местью за проведение «Бессмертного полка» 9 мая. При этом он добавил, что раньше Бондарчука не арестовали, так как проходило Евровидение, но конкурс закончился, а теперь киевские власти могут заводить подобные уголовные дела.

03:06 

Три ребёнка будут расти с мыслями что их мать убил коп.
В Запорожье умерла женщина, которую сбили патрульные

Десять дней с момента ДТП пострадавшая находилась в тяжелом состоянии в больнице

В Запорожье умерла женщина, которую 7 мая сбил автомобиль патрульной полиции. Об этом сообщает УНН со ссылкой на заместителя главного врача по хирургической помощи 5-й городской больницы Олега Великого.
"Все 10 дней с момента ДТП женщина находилась в тяжелом состоянии со сложной черепно-мозговой травмой. Все время потерпевшая находилась без сознания. Сегодня, после 12 часов дня она умерла", – сообщил он.

Прокуратура Запорожской области уже открыла уголовное производство по статье "Нарушение правил безопасности дорожного движения лицами, которые управляют транспортными средствами, что повлекли смерть потерпевшего или причинили тяжелое телесное повреждение".

Хочется напомнить что женщина оставила троих детей.

02:50 


10:55 

Королева Светлан
Война 08.08.08. Ностальгия, помню как два дня сидела в ужасе перед телевизором и слушала все срочные выпуски,и мыслей не было никаких, всё сжалось в комок от ожидания, ну когда, когда уже? И когда я увидела колонну танков, выходящих из Роккского тоннеля, просто упала на колени перед телевизором.Это был один из самых счастливых дней в жизни. На Донбассе прошли все сроки ожидания.Боюсь, что мы входим или уже вошли в ту полосу, где стираются понятия добра и зла, где нет справедливости. Где все начальники лгут, где можно три года , не три дня, убивать людей и ничего, даже в новостях об этом говорят уже не в срочных выпусках, если вообще говорят.

20:14 

Игорь Стрелков:

В Минске прошло очередное заседание "контактной группы". Человекоообразное существо, откликающееся на кличку "Грызлов", традиционно промяилило, что "минским соглашениям альтернативы нет", уточнив, что "Донбасс должен получить в Украине особый статус".

В чем-то, он, наверное прав - альтернативы действительно нет. Только не "Минским соглашениям", а "провалу минского сговора". И сколько не бормочи наши трусливые воры-чиновники заклинаний "халва-халва" на тему "безальтернативности наколенных сочинений Путина-Суркова" - в результате во рту слаще не станет. Жаль, Милошевич не дожил - у него было бы "дежавю" - настолько точно Наногений повторяет все его трусо-глупости.

котоферма

главная