Мила Ростова
вчера в 21:51
ЖДАТЬ НЕЛЬЗЯ БОРОТЬСЯ, а запятую – поставьте сами…

Закрыли сегодня беспардонно мою «шоколадку» на стоянке какие-то «гости» со 178-ми номерами.. Что поделать – бывает… А ехать нужно – срочно. Покрутилась я, покрутилась и поскакала на остановку. Маршрутка – транзитная – подошла забитая до упора. Внутри, когда я вошла, народ спорил всем салоном – словно в коммунальной квартире. «О дела,- подумала я, давно уже не бывавшая в общественном транспорте, - совсем я от народа оторвалась!» Ну, и об чем же это они, родимые, так препираются?
А спорили пассажиры - и местные, и приезжие – естесссно - о реакции на пенсионную реформу.
В смысле - надо ли стране на радикальные протесты идти, или же – смириться..
- И вы думаете, - изрек какой-то колоритно выглядящий дядька в желтом поло и, почему-то - фетровой шляпе. – что власти не найдут, как нам рот закрыть, если мы сильно раздухаримся?
- Еще как найдут, -торопливо согласился его сосед, - быстро всем по башке убедительных аргументов накидают …
- А вы что же, - возмутился рыженький молодой человек с третьего ряда, - ментовки испугались?
- А ты, значит, и в кутузку идти готов, - парировал ему дядька в шляпе.
- И что? – заливисто продолжал рыженький, - ради принципов – на что угодно готов!
- Ну, это ты по-первах – смелый такой, - вздохнув, резюмировал его визави, - пока молодой, семьей да скарбом не оброс… вот и хорохоришься..
- А вы из-за своих квартир да машин раком (пардон! – цитирую дословно) перед правительством готовы стать? - это уже на помощь рыженькому подключился еще один пассажир – совсем ещё не старый мужчина.
- Ну так всю жизнь же ш добро наживали, - вздохнула какая-то женщина с кучей пакетов на коленях, - тут сто раз подумаешь – лезть на рожон, или выждать..
Услышав это противное слово – ВЫЖДАТЬ, я аж вздрогнула.
И вспомнила, как именно это самое слово в горьком 2014-м произнесла мне по телефону моя коллега-партнер из Горловки – Вика Калюжная. Донбасс тогда - помните? - встал на излом, решая свое будущее. Многие мои знакомы оттуда активно участвовали вначале в протестных акциях, потом – в запылавшем восстании.
И когда в один из тех летних дней Вика позвонила мне по партнерским вопросам, я, естественно, не могла не спросить её о планах не рабочих.
- А меня всё это не касается, - холодно заявила тогда Вика. – Наше дело маленькое – просто ВЫЖИДАТЬ и наблюдать за процессом. И без нас разберутся… а нам всё, что заработали, нужно сберечь…
Сказать, что она меня обескуражила этими словами – ничего не сказать… Я, возмущенная и расстроенная, поторопилась тогда как можно скорее закончить этот неприятный разговор.
А через неделю Вика снова позвонила и, рыдая, сообщила, что в машину, в которой ехал её супруг Дима, попал украинский снаряд. Дима погиб на месте..
Еще через некоторое время уже от других людей я узнала, что разбомбили новую элитную многоэтажку, в которой Вика с мужем в начале года купили 110-метровую квартиру на верхнем, видовом этаже.. Квартира полностью сгорела..
Выждала, - с горечью подумала я тогда..
Очень даже может быть, что вся эта история – просто цепь трагических роковых случайностей.. А может, и нет: может, судьба отомстила тогда моей коллеге – за равнодушие и беспринципность…
Ах, - подумала я, - надо бы рассказать эту самую историю моим попутчикам..
Но маршрутка наша в этот момент уже завернула на конечное кольцо, и пассажиры заторопились к выходу..
Не успела я с рассказом..
………………………………….
Успеть бы всем нам сейчас – принять правильное решение – как дальше поступать в сложившихся в стране обстоятельствах… И не забыть бы при этом, что принципы, конечно, на хлеб не намажешь… Но все-таки без них, без принципов, иногда жить дальше просто – невозможно.